В суету городов и в потоки машин
Возвращаемся мы – просто некуда деться.
И спускаемся вниз с покорённых вершин,
Оставляя в горах, оставляя в горах своё сердце.

Так оставьте ненужные споры –
Я себе уже всё доказал:
Лучше гор могут быть только горы,
На которых ещё не бывал.

В.Высоцкий

Баварские Альпы в октябре этого года. На высоте 1,6 км. Сквозь облака просвечиваются очертания гор, открывается вид на равнины, на которых пасутся овцы, виднеются уютные домики в маленьком альпийском поселении Гармиш.

Вид на Гармиш

Иду выше. Вокруг молодые ели, трава, покрытая инеем и льдом, по земле расползается мох.

Вид на с гор, Гармиш

Взбираюсь вверх на плато, с высоты смотрю на горные тропинки и высоченные шпили гор надо мной. Смотрю вокруг и замираю от восторга, ведь рядом высочайшая точка Германии — гора Цугшпитце. 

Рядом с Цугшпитце 2

Рядом с Цугшпитце 3

Падает мелкий снег. Я вдыхаю морозный воздух, зажмуриваюсь от счастья и удовольствия. Осознаю, как мелки наши горести и проблемы, там внизу, по сравнению с величием этих гор. Они были задолго до меня и останутся после. Будут дышать могуществом, величием, красотой и чистым альпийским воздухом этих мест. В моем сознании все снова становится на свои места. Я здесь, я живу, я счастлива, благодарна Богу и молю его, чтобы испытать это вновь. Чувствую, как блестят в этот момент мои глаза, знаю, чего хочу: прожить свою жизнь с чувством внутренней свободы, стать мудрее, вновь и вновь испытывать радость жизни, делиться своим счастьем с людьми, сделать мир лучше.

Поднимаюсь на высоту 2 км. Здесь, в начале октября, лежат охапки снега. Какой-то «молодой человек» лет шестидесяти хватает ладонями снег и запускает в свою спутницу своих же лет. Смеется, она тоже. Похоже горы «окрылили» не только меня.

«Здесь, в начале октября, в немецких Альпах со мной случилась зима» -вертится в моей голове эта забавная мысль.

Спустя пару часов, спускаюсь с гор в уютный и прекрасный Гармиш. Вдыхаю теплый, терпкий, сырой запах осени. Под ногами хрустят опавшие листья. Захожу в уютное кафе, заказываю Tasse Café, как в Германии называют обычный черный кофе американо. Откусываю мягкий, свежеиспеченный круассан.

Кофе с Круассаном, Гармиш

Смотрю в окно на горы. В окно на меня светит солнце. Я согреваюсь. Снова чувствую осень. Мне хорошо.

О Гармише

Великолепный Гармиш-Партенкирхен (нем. Garmisch-Partenkirchen) - даже не город, в всего-навсего торговая община в Баварии на юге Германии. Здесь живут тихой, красивой и благополучной жизнью 26 тыс. человек.

Гармиш-Партенкирхен образован в 1935 году, в преддверии Олимпийских игр 1936 года, путём слияния двух старинных поселений — Гармиша и Партенкирхена. Более старой частью является Партенкирхен, основанный на месте древнеримского военного лагеря Партанум. Слияние произошло вопреки мнению местных жителей, которые по сей день называют Гармишем западную часть общины, а Партенкирхеном — восточную.

Гармиш 2

В 1936 году в Гармиш-Партенкирхене прошли IV зимние Олимпийские игры. Зимние Олимпийские игры 1940 года также могли пройти в Гармиш-Партенкирхене, но были отменены из-за начала войны.

Гармиш 1

В годы нацистского режима в Гармиш-Партенкирхене базировалась элитная горно-стрелковая дивизия «Эдельвейс», установившая в 1942 году флаг Германии над Эльбрусом.

Гармиш 3

В годы холодной войны в Гармиш-Партенкирхене действовал Русский институт — натовский центр изучения Советского Союза, а фактически разведшкола.

Гармиш 4

Именно с этим местом связана жизнь и судьба  Рихарда Штрауса, автора симфонических поэм "Дон Жуан", "Тиль Уленшпигель", "Дон Кихот", опер "Саломея", "Электра" и многих других.  В начале 1900-х годов он построил в Гармише дом. Партитуры многих его сочинений помечены "Гармиш". Композитор жил здесь во время Второй мировой войны, а позднее вернулся и умер на своей вилле в возрасте 86 лет.

Гармиш 5

Ежегодно здесь проходит музыкальный фестиваль имени Рихарда Штрауса.

И еще немного о Штраусе.

Рихард Штраус родился 11 июня 1864 года в Мюнхене. Отец его, Франц-Иозеф, выходец из крестьян, добился видного положения в артистическом мире. Он был первым валторнистом в Мюнхенском придворном оркестре. Мать Рихарда - Йозефина, дочь состоятельного пивовара, получила музыкальную подготовку; её род насчитывал немало инструменталистов и оперных артистов. Мама была первой учительницей маленького Рихарда; уроки на фортепиано начались, когда мальчику исполнилось четыре года.

Рихард Штраус

Музыкальное дарование Рихарда проявилось рано: в 6 лет он сочинил несколько пьес и попробовал написать увертюру для оркестра. Родители позаботились о его общеобразовательной и музыкальной подготовке. Рихард прошёл курс гимназии, изучал историю искусства и философию в Мюнхенском университете.

Свою судьбу он встретил летом 1887 года, во время отдыха в окрестностях Мюнхена, когда приятель попросил Штрауса помочь в занятиях с одной из учениц. Звали её Паулина де Ана, будущая немецкая оперная певица сопрано. Отец её, генерал, занимал солидный пост в военном министерстве. Это был человек просвещённый, свободный от предрассудков военной касты. Он не препятствовал сценической карьере дочери, что было необычно для его среды. Генерал любезно принимал Штрауса, чьи произведения знал и ценил. Не ставил он преград и зародившемуся чувству молодых людей, хотя с сословной точки зрения начинавший музыкант был незавидной партией для генеральской дочери.

Паулина Штраус - де Ана

Вскоре Штраус оставил Мюнхен и переехал в Веймар, где стал вторым дирижёром придворного театра, и Паулина последовала за ним. Через несколько лет они поженились, и более полувека эта властная женщина оставалась верной, любящей подругой своего прославленного спутника жизни.

Знаментитым Штраус стал после «Дон Жуана». За свою жизнь Рихард успел побывать дирижером Берлинской придворной оперы, руководителем одного из лучших оперных театров мира — Венской оперы, одним из руководителей зальцбургских фестивалей, почетным доктором Гейдельбергского и Мюнхенского университетов, членом Академии искусств в Берлине.

В годы второй мировой войны, когда страна покрывалась развалинами, рушились под бомбежками театры Мюнхена, Дрездена, Вены, Штраус продолжает работать. В 1943 году, потрясенный разрушениями в родном Мюнхене, Штраус написал скорбную пьесу для струнных "Метаморфозы".

В то время Штраус изучает работы Гете, для того чтобы понять корни зла в человеке, ответственные за такие страшные события, как война. Во время войны Штраусу пришлось много пережить. Его невесткой, женой единственного сына и матерью двух внуков, была женщина еврейского происхождения. Для того чтобы сохранить жизнь этим очень дорогим для него людям, Штраус некоторое время исполнял роль министра культуры в Третьем рейхе, куда его назначили без каких-либо консультаций с ним самим.

Штраус недолго выполнял эту роль, так как отказался снять с программы своей новой оперы «Молчаливая женщина» имя либреттиста Стефана Цвейга, который был евреем и находился в изгнании из-за своей национальности. Вскоре гестапо перехватило откровенное письмо Штрауса к Цвейгу, где он писал о своем презрении к нацистам. Штраус был срочно снят с должности и наверняка был бы убит, если бы не его мировая известность и авторитет. Его сын и невестка были однажды похищены гестапо и просидели в тюрьме несколько дней, пока Штраус срочно не возвратился с гастролей, чтобы ходатайствовать об их освобождении.

Его внуки, когда им приходилось ходить в школу во время войны, подвергались нападениям и издевательствам местных жителей. На них плевали, их запугивали. После войны Штраус проходил разбирательство в связи с его работой для Третьего рейха до войны и полностью оправдан. После войны его популярность была восстановлена.

В мае 1949 года Рихард Штраус вернулся в Баварию, на свою виллу в Гармиш-Партенкирхене, где и умер 8 сентября этого же года.

Длинная и необычная музыкальная карьера Штрауса закончилась гениальными «Четырьмя последними песнями». После по-настоящему хорошо прожитой жизни в этих песнях он превзошел всех в способности без страха смотреть смерти в глаза. Так, в божественной красоте этих песен завершил свой земной путь и свой звуковой поиск последний немецкий романтик Рихард Штраус.

Мне долго снились в мглистом заточеньи
Твоих деревьев ум, и птичье пенье,
И свежий ветер в бескрайнем свете дня;
Миг волшебства настал, и – прочь сомненья!
Всей лучезарной нежностью влеченья
Ты вновь со мной, во мне, вокруг меня!..

Рихард Штраус,
"Четыре Последние Песни"